Миротворцы по вызову
14 ЯНВАРЯ 2020, АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ

ТАСС

Дипломатического триумфа не случилось. А он, казалось, был так близок. Несколько дней назад, открывая «Турецкий поток», Путин и Эрдоган выступили с совместной инициативой — о прекращении огня между противоборствующими сторонами в Ливии. Идея выглядела чрезвычайно перспективно.

Приглашение прибыть в Москву приняли как премьер находящегося в Триполи и признанного ООН Правительства национального согласия (ПНС) Файез Саррадж, так и маршал Халифа Хафтар, чья Ливийская национальная армия (ЛНА) несколько месяцев безуспешно штурмует столицу. Но, прибыв в Москву, высокие договаривающиеся стороны принялись кочевряжиться. Премьер Саррадж наотрез отказался не то что разговаривать, но даже сидеть с Хафтаром в одной комнате. Министры обороны и иностранных дел России и Турции, вместо того чтобы вместе с ливийцами вырабатывать соглашение о разведении сторон, несколько часов переговаривались друг с другом. Российским и турецким дипломатам пришлось курсировать между комнатами в мидовском особняке, где расположились разные ливийские делегации.

Через восемь часов этой челночной дипломатии Сергей Лавров сообщил, что представители ПНС «согласовали» совместное заявление, а Хафтар взял тайм-аут до утра. Однако утром выяснилось, что маршал с приближенными покинул Москву, так ничего и не подписав. Как сообщают зарубежные СМИ, Хафтар требовал допустить его войска в Триполи и сформировать там правительство национального единства. Показательно, что Турция, которая «курирует» ПНС, продемонстрировала, что способна контролировать Сарраджа в куда большей степени, нежели Москва, клиентом которой считается Хафтар. Напомню, что маршал неоднократно посещал Россию, вел переговоры в отечественном военном ведомстве. В прессе были сообщения, что наша страна поставила ЛНА вооружений на сотни миллионов долларов. СМИ неоднократно писали, что в Ливии воюют сотни российских наемников из частной военной компании «Вагнера», и даже — что там в качестве советников находятся российские военнослужащие. И вот при такой поддержке Хафтар демонстрирует полную независимость от Москвы, позволяет себе игнорировать ее ясно сформулированное «пожелание». В результате вместо триумфа получился полный афронт.

АР/TASS

При этом следует иметь в виду, что нынешний приступ миротворческой активности вызван тем, что после решения Анкары о посылке военнослужащих в Ливию в очередной раз замаячила перспектива прямого военного столкновения России и Турции. Именно сейчас хорошо бы спросить, а чего, собственно говоря, Россия ищет в Ливии, влезая в длящуюся уже восемь лет кровавую неразбериху, где все воюют против всех (противостояние ПНС и ЛНА лишь вершина айсберга, ниже — локальные конфликты десятков местных «милиций» друг с другом за контроль над территориями). Вот интерес Турции, мечтающей о статусе «великой» региональной державы, к ливийскому урегулированию понятен. Понятно, почему ливийские дела так интересуют европейцев (в январе в Берлине предполагается конференция по урегулированию в этой стране): новая волна беженцев — наихудший кошмар европейских политиков.

Но вот, в чем здесь интерес нашей страны — большой вопрос. От поставок ливийской нефти Россия не зависит. Беженцев не боится. Разговоры о возобновлении заключенных еще полковником Каддафи контрактов — от лукавого. На урегулирование, если таковое случится, уйдут годы. И далеко не факт, что будущие ливийские правители решат расплачиваться по старым обязательствам. При этом личный интерес Владимира Путина понятен. Ливийское урегулирование дает замечательную возможность общаться с европейскими лидерами, которые ни о чем, кроме Украины, говорить с российским начальником не хотят. Понятен и личный интерес Евгения Пригожина, которого иногда называют «кремлевским поваром» (он как-то даже попал на протокольную съемку переговоров Хафтара в российском Минобороны, военное ведомство потом всерьез заявляло, что он отвечал за увеселительную программу маршала). Его-то нефть как раз интересует. Что проку, что в России ее хоть залейся, если ее исключительно путинские друзья поделили — не отнимешь, прокуроров не пришлешь. Стало быть, надо посылать вагнеровцев «отжимать» нефтепромыслы в Сирии и Ливии.

Сообщив на днях, что российские наемники в Ливии «не представляют интересы российского государства», Владимир Путин сказал совершенную правду. Наемники представляют интересы Пригожина. Вот этим интересам и служит Сергей Лавров, когда бегает из комнаты в комнату мидовского особняка, осуществляя челночную дипломатию между ливийскими делегациями. И Хафтар отлично все это понимает или, по крайней мере, чувствует. И время от времени посылает Москву подальше…

ТАСС 

 
Фото: 13.01.2020. Turkish foreign minister visits Moscow. PAVEL GOLOVKIN POOL EPA/TASS

 












  • Алексей Макаркин: Российское общество не интересуется тем, что там происходит, не является фанатом военных, но и не поддерживает мысль, что демократия – всегда хорошо.

  • "Коммерсант" : Россия практически остается единственной страной за пределами региона, кто продолжает поддерживать отношения с Мьянмой.

  • Сергей Романчук: Мьянма. Все чаще вспыхивает, как наша ролевая модель. И кстати, у них тоже есть нефть.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Автократы всех стран, соединяйтесь!
29 МАРТА 2021 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Военной хунте в далекой Мьянме (в прошлом Бирме) потребовалась срочная международная поддержка. Хотя поначалу все шло как обычно. Тамошним генералам решительно не понравились результаты выборов. Партия, которую они поддерживали, оказывалась в абсолютном меньшинстве. Не спасало даже то, что по специфическому законодательству этой страны главнокомандующий вооруженными силами наделен правом назначать в парламент 166 военнослужащих (около четверти депутатов). В этих условиях военные, понятное дело, совершили переворот, арестовали победителей, обвинили их в коррупции, пообещали неизвестно когда провести другие выборы, справедливые и честные.
Прямая речь
29 МАРТА 2021
Алексей Макаркин: Российское общество не интересуется тем, что там происходит, не является фанатом военных, но и не поддерживает мысль, что демократия – всегда хорошо.
В СМИ
29 МАРТА 2021
"Коммерсант" : Россия практически остается единственной страной за пределами региона, кто продолжает поддерживать отношения с Мьянмой.
В блогах
29 МАРТА 2021
Сергей Романчук: Мьянма. Все чаще вспыхивает, как наша ролевая модель. И кстати, у них тоже есть нефть.
Идет война «ментальная», холодная война
25 МАРТА 2021 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
В умах российских начальников чем дальше, тем больше обнаруживается любопытный поворот. Еще недавно, говоря о противостоянии коварному Западу, они вели речь о количестве ядерных боеголовок и боеспособности вооруженных сил. И вскоре обнаружилось очевидное противоречие. Если принять на веру следующие по еженедельному графику победные рапорты военачальников, то из них следует: страна надежно защищена. Нужно успокоиться и взяться за что-нибудь другое. Нацелиться на одержание победы над США и Гейропой в какой-то иной области, кроме чисто военной. Например, сосредоточиться на качестве жизни подведомственного населения, на медицине и образовании, создании привлекательной картины будущего, наконец.
Прямая речь
25 МАРТА 2021
Сергей Цыпляев: Ментальная сфера вообще-то не то, чем должны интересоваться военные, у них должны быть другие направления работы.
В СМИ
25 МАРТА 2021
«Московский комсомолец»: В Минобороны заявили о развязывании США "ментальной" войны против России
В блогах
25 МАРТА 2021
Иван Беляев: Уходили комсомольцы на ментальную войну.
Переход триумфа в катастрофу
9 ФЕВРАЛЯ 2021 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Внешнеполитическую деятельность довольно часто сравнивают с военными действиями. «Дипломатическое наступление», «МИД перешел в глухую оборону» — этими сравнениями пестрят российские и зарубежные газеты. Причина понятна: в обоих случаях происходит столкновение интересов разных государств, часто прямо противоположных. Отсюда — накал страстей и противоборство интеллектов. При этом часто без внимания остается принципиальное отличие дипломатических баталий от тех, что происходят на поле боя. В дипломатии не должно быть побежденных, победой является совместная договоренность или, по крайней мере, достижение взаимопонимания.
Прямая речь
9 ФЕВРАЛЯ 2021
Андрей Колесников: Это абсолютный политический тупик, особенность которого состоит в том, что Россия выстраивает его сознательно.