Москве предъявлен ультиматум
21 СЕНТЯБРЯ 2020, АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ

ТАСС

На следующий день после того, как главный начальник России торжественно отпраздновал День оружейника и в очередной раз объявил, что, поставив на вооружение гиперзвуковые ракеты, Москва лидирует в гонке вооружений, нашей стране был предъявлен ультиматум.

Он содержится в интервью «Коммерсанту» спецпосланника президента США по контролю над вооружениями Маршалла Биллингсли. Биллингсли сообщил, что истекающий 5 февраля 2021 года Договор о дальнейших мерах по сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений (ДСНВ) может быть продлен, если президенты двух стран подпишут некий Меморандум, который определит параметры будущего договора. При этом Биллингсли, отдадим ему должное, был предельно откровенен, что для дипломатов не слишком характерно. Он заявил, что в случае непродления ДНСВ США немедленно займутся «обратной конверсией» своих вооружений. Сие означает, что подлодки и бомбардировщики, которые по договору были вроде бы лишены возможности нести стратегическое ядерное оружие, теперь такую возможность вновь получат.

Можно предположить, что в результате «обратной конверсии» на американские стратегические ракеты вернутся также боеголовки, которые были с них сняты, чтобы вписаться в потолки договора. По мнению экспертов, в результате таких манипуляций Вашингтон сможет очень быстро увеличить вдвое (до 3000 единиц) количество боеголовок на стратегических носителях, Россия же сможет нарастить не более 500 боеголовок и в итоге ее потенциал составит около 2000 боеголовок. Более того, Биллингсли заявил, что Москве лучше было бы подписать этот документ до президентских выборов в США (и, заметим, обеспечить еще одну внешнеполитическую победу Трампа), потому что в противном случае «цена за вход будет выше».

В принципе в разработке и подписании документа, определяющего основные параметры будущего договора, нет ничего необычного. Подобные документы принимались и по ОСВ-2, и по СНВ-1, и, наконец, по ДНСВ. Однако на сей раз Вашингтон требует, чтобы в Меморандуме были зафиксированы весьма существенные уступки со стороны Москвы. Главная — «будущий договор — и мы это обозначили предельно ясно — любой будущий договор должен стать многосторонним и предполагать участие Китая», заявляет спецпосланник Трампа. То есть, подписав этот документ, Кремль будет обречен делать то, от чего решительно отказывается сейчас — побуждать Пекин к участию в переговорах о стратегических вооружениях. Что ставит Россию в, мягко говоря, неловкое положение перед своим стратегическим союзником. Ведь Китай тысячу раз заявлял о нежелании в таких переговорах участвовать.

Кроме того, Меморандум должен зафиксировать намерение России и США решить поистине титаническую задачу — сокращение тактического ядерного оружия. Ее не удавалось решить даже во времена максимального взаимного доверия между Москвой и Вашингтоном. Сейчас же, судя по словам Биллингсли, США предлагают нечто, чего не было даже в 1990-е годы — установить взаимный контроль над производством ядерных боеприпасов и, скорее всего, за складами, где они должны храниться. При этом Вашингтон отказывается выполнять главное требование Москвы по тактическому ядерному оружию: он не намерен выводить из Европы ядерные авиабомбы.

Кроме того, судя по словам спецпосланника, США намерены существенно ужесточить систему проверки и верификации исполнения договора. Анатолий Антонов, нынешний российский посол в США, который и вел в 2009-2010 годах переговоры по ДНСВ, в особую заслугу ставил себе существенные ограничения в обменах данными телеметрии ракетных пусков. В результате, утверждал Антонов, Россия может отделаться посылкой данных о пусках ракет, чьи характеристики были хорошо известны американцам, и избежать информирования об испытательных полетах новых ракет. Биллингсли хочет теперь положить этому конец: «Российская Федерация предоставляет данные о старых системах абсолютно законно, но эти данные она нам раньше уже предоставляла. И это просто не приносит никакой пользы. Это не способствует ни прозрачности, ни доверию. А в данный момент, в данный период времени укрепление доверия и прозрачности нам нужно больше всего».

Не стану утверждать, что реализация нынешних американских требований нанесет существенный ущерб стратегической стабильности и безопасности нашей страны. Более того, даже возможное количественное превосходство США по боеголовкам и носителям не представляет, на мой взгляд, существенной угрозы. Ядерный паритет в современных условиях носит не количественный, а качественный характер. При любых обстоятельствах российские ракеты сохраняют способность прорваться к территории США.

Опасно другое. В условиях международной изоляции Владимир Путин поставил ядерное оружие во главу отечественной внешней политики. И Биллингсли вполне откровенно указывает на то, что переговоры на ядерную тематику — единственно возможные, которые США готовы сегодня вести с Россией: «И мы думаем, что это очень ценно в сложившейся обстановке, когда Соединенные Штаты и Россия не доверяют друг другу ни в чем. Это довольно значительный шаг вперед, который обе страны могли бы сделать вместе в тот момент, когда мы должны всерьез искать подобные возможности для совместной работы». Американский дипломат без обиняков указывает на то, что в Москве должны ценить это.

Однако кремлевская реакция на этот ультиматум может быть иной. Ведь, предъявляя его, Вашингтон демонстрирует нежелание считать Москву равной себе даже в той сфере, где, по мнению Кремля, это равенство существует. В этой обстановке Путин может рискнуть и попытаться показать США реальность своих угроз. То есть проводить политику, заимствованную у Ким Чен Ына. Трамп в этом случае вряд ли пойдет на попятный. Неизбежная в таком случае эскалация взаимных угроз может быстро подвести к немыслимому…

Фото: Спецпредставитель президента США по контролю над вооружениями Маршалл Биллингсли на пресс-конференции по итогам встречи с заместителем министра иностранных дел РФ Сергеем Рябковым по вопросам стратегической стабильности и контролю над вооружениями. EPA/CHRISTIAN BRUNA/ТАСС












  • Андрей Колесников: Это абсолютный политический тупик, особенность которого состоит в том, что Россия выстраивает его сознательно.

  • "Коммерсант": Дальнейшие меры в отношении России — и, вероятнее всего, имена... потенциальных фигурантов черных списков — в ближайшие дни будут обсуждать на различных европейских площадках.

  • Максим Дбар: Западные дипломаты приезжают на встречу. К ним выходит Лавров и начинает прилюдно есть дерьмо.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Переход триумфа в катастрофу
9 ФЕВРАЛЯ 2021 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Внешнеполитическую деятельность довольно часто сравнивают с военными действиями. «Дипломатическое наступление», «МИД перешел в глухую оборону» — этими сравнениями пестрят российские и зарубежные газеты. Причина понятна: в обоих случаях происходит столкновение интересов разных государств, часто прямо противоположных. Отсюда — накал страстей и противоборство интеллектов. При этом часто без внимания остается принципиальное отличие дипломатических баталий от тех, что происходят на поле боя. В дипломатии не должно быть побежденных, победой является совместная договоренность или, по крайней мере, достижение взаимопонимания.
Прямая речь
9 ФЕВРАЛЯ 2021
Андрей Колесников: Это абсолютный политический тупик, особенность которого состоит в том, что Россия выстраивает его сознательно.
В СМИ
9 ФЕВРАЛЯ 2021
"Коммерсант": Дальнейшие меры в отношении России — и, вероятнее всего, имена... потенциальных фигурантов черных списков — в ближайшие дни будут обсуждать на различных европейских площадках.
В блогах
9 ФЕВРАЛЯ 2021
Максим Дбар: Западные дипломаты приезжают на встречу. К ним выходит Лавров и начинает прилюдно есть дерьмо.
Сомнительные диагнозы, примитивные рецепты
28 ЯНВАРЯ 2021 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Сначала планировалось онлайн выступление главного начальника в рамках виртуального форума «Давосская повестка дня 2021», а потом — обыски и аресты. Но потом решили совместить. Как ни крути, борьба с крамолой для российской власти куда актуальнее. В результате обещанное президентским толмачом «объемное и интересное» выступление Путина, наложившись на репрессии, стало куда объемнее и интереснее, нежели первоначально планировалось. Следует признать, что факт приглашения главы российского государства выступить в рамках Давосского форума — большой успех Кремля.
Прямая речь
28 ЯНВАРЯ 2021
Алексей Макаркин: Реальный сектор адаптируется к национальным государствам, а новая экономика перестраивает их в соответствии со своими стандартами. И Россия оказалась в авангарде тех, кто требует это ограничить.
В СМИ
28 ЯНВАРЯ 2021
МК: Напуганная аудитория, казалось, была вправе ожидать готовых рецептов, следование которым позволит предотвратить глобальную катастрофу, но их у российского президента, увы, не нашлось.
В блогах
28 ЯНВАРЯ 2021
Boris Zeitlin: Припугнув Давос концом цивилизации, Х-ло приказало выпилить Навальному дверь
Вперед, в прошлое… В холодную войну
27 ЯНВАРЯ 2021 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
В мае 1977 года, больше сорока лет назад, в Женеве проходила встреча глав внешнеполитических ведомств США и СССР. По завершении которой госсекретарь Сайрус Вэнс сообщил журналистам, что сторонам удалось существенно сузить сферу разногласий. А вот советский министр иностранных дел Андрей Андреевич Громыко с обычной кислой миной на лице поведал, что основные различия в подходах сохраняются и что США продолжают свои попытки добиться односторонних преимуществ. После чего репортерам оставалось лишь гадать, провели ли советский министр и американский госсекретарь последние три дня на одной и той же встрече.
Прямая речь
27 ЯНВАРЯ 2021
Константин фон Эггерт: Не следует ожидать каких-либо резких антикремлёвских действий со стороны Вашингтона, только периодической резкой риторики, не более.