Новое государство? Робелуссия? Белороссия? Руссобелия?
9 ДЕКАБРЯ 2019, АЛЕКСАНДР РЫКЛИН

ТАСС

Ох, не прост батька! Ох, не прост… В день, когда в Сочи лидеры обоих государств «согласовывали дорожные карты предстоящей интеграции», в Минске прошел оппозиционный марш, участники которого в итоге приняли резолюцию, резко критикующую будущее слияние двух соседних стран. Несколько сот человек прошли к российскому посольству с плакатами, не оставляющими сомнений в целях мероприятия: «Прощай немытая Россия», «Никаких союзов с имперской Россией», «Отправим Сашу в Рашу», «Слава нации, нет интеграции»… С такими текстами демонстрация прошла по центральным улицам белорусской столицы к посольству России. Но, что примечательно, никаких разгонов, никаких задержаний, никого противостояния с силами правопорядка. Причем особенно многолюдной эту акцию не назовешь. Комментаторы говорят о примерно шестистах участниках. Белорусские силовики жестко пресекали и гораздо более массовые демонстрации. Очевидно, что в этот раз они получили прямое указание не вмешиваться. Столь не характерная для местных властей терпимость объясняется просто – Александру Лукашенко важно было продемонстрировать своим кремлевским собеседникам, какую непростую задачу он решает, ввязываясь в объединительный процесс с Россией. Дескать, видите, дорогие соседи, мне приходится преодолевать серьезное сопротивление! У нас в Беларуси далеко не все мечтают о скором союзе с вашим прекрасным государством. Поэтому извольте учитывать мои риски и издержки! А буквально за несколько дней до сочинских переговоров глава белорусского государства позволил себе высказывания и вовсе фактически дезавуирующие интеграционный процесс. Выступая перед депутатами белорусского парламента, Александр Лукашенко прямо заявил: «Мы никогда не собирались и не собираемся входить в состав любого государства, даже братской России… Запомните: я не пацан, который отработал 3-4-5 лет президентом. И я не хочу перечеркнуть все, что сделал вместе с вами, народом, создав суверенное независимое государство, чтобы его сейчас уложить в какой-то ящик с крестом наверху. И куда-то выбросить или передать. Этого при мне не будет никогда. Это наша страна. Мы суверенные и независимые. Этим надо гордиться».



Впрочем, в Кремле тоже сидят не простаки – они давно привыкли к скандальным демаршам «батьки», и все его громкие безапелляционные выпады делят на десять. Правда, задача от этого проще не становится. Потому что реальная политическая интеграция нужна только Путину. Лукашенко и так неплохо живется, у него нет проблемы 2024 года, ему не нужно становится главой «новой империи». Понятно, что, когда лидер белорусского государства утверждает, что его интересует только «экономическая интеграция», он столбит давным-давно отработанную повестку. Поскольку в его понимании «экономическая интеграция» выглядит так: вы начинаете нас кормить еще более сытно и обильно, чем раньше, а потом мы, сытые и довольные, приступим к обсуждению следующих вопросов. Что вы там говорили про совместный парламент и единое правительство?

У Владимира Путина, которого во всей истории интересует, разумеется, только политическая составляющая, есть всего одна контригра. Если в какой-то момент он сочтет, что в рамках текущих обсуждений белорусский лидер перестает быть договороспособным, то ему ничего не останется, как предъявить жесткий ультиматум. Не хотите объединяться, ну, и бог с вами. Тогда я найду другой сценарий собственного политического будущего. Но больше никаких дешевых углеводородов, которые вы потом перепродаете на Запад, никаких фактически невозвратных кредитов и никаких инвестиций в вашу дремучую социалистическую экономику. Собственно говоря, угроза закрытия кормушки – единственный рычаг давления на Лукашенко.

По итогам переговоров в минувшие выходные заявлений об их пусть и промежуточных результатах сделано не было. Маловразумительные и мутные утечки про то, что «дорожные карты по некоторым вопросам уже почти согласованы», свидетельствуют как раз о том, что обсуждения идут очень сложно. Возможно, 20 декабря ситуация более или менее прояснится. На этот день давно запланировано обнародование уже согласованных «дорожных карт». Число 20 для российско-белорусского интеграционного процесса вполне символичное. Он был запущен ровно двадцать лет назад…   

Фото: Россия. Санкт-Петербург. Президент Белоруссии Александр Лукашенко и президент России Владимир Путин (слева направо) на пленарном заседании VI Форума регионов России и Белоруссии в Таврическом дворце. Михаил Метцель/ТАСС

Графика: "Ежедневный журанал" говорит большое спасибо Михаилу Златковскому, карикатуристу на века.)))

  












  • Алексей Малашенко: Основная задача России сейчас – остаться в Сирии. Россия всё время говорит, что она великая держава, но нигде, кроме как на Ближнем Востоке, показать это не получается...

  • "Коммерсант": О состоявшихся в понедельник переговорах Владимира Путина и Башара Асада пресс-служба президента РФ сообщила лишь утром следующего дня.

  • Воександр Братерский: Молния Башар Асад обещал Владимиру Путину обеспечить трехдневное голосование в Сирии и на Голанских высотах !

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
«Выборы» по сирийской модели
15 СЕНТЯБРЯ 2021 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Путин и Асад: что они натворили в Сирии. Президентские «выборы» в России-2024: сирийский опыт. Заблокированы сайты «УГ» и досье на кандитатов от МБХ: на что теперь смотреть? Сколько стоит один голос политического пролетария? 86 лет назад, 15 сентября 1935 года, по Нюрнбергским законам полмиллиона немецких евреев были лишены гражданства и государственным символом Германии стала свастика. Закон о гражданине Рейха, принятый 15 сентября 1935 года, разделил население Германии на граждан, «принадлежащих к немецкой или родственной крови», и подданных государства, «принадлежащих к расово чуждым племенам».
Прямая речь
15 СЕНТЯБРЯ 2021
Алексей Малашенко: Основная задача России сейчас – остаться в Сирии. Россия всё время говорит, что она великая держава, но нигде, кроме как на Ближнем Востоке, показать это не получается...
В СМИ
15 СЕНТЯБРЯ 2021
"Коммерсант": О состоявшихся в понедельник переговорах Владимира Путина и Башара Асада пресс-служба президента РФ сообщила лишь утром следующего дня.
В блогах
15 СЕНТЯБРЯ 2021
Воександр Братерский: Молния Башар Асад обещал Владимиру Путину обеспечить трехдневное голосование в Сирии и на Голанских высотах !
Картежники, или История нежной мужской дружбы
10 СЕНТЯБРЯ 2021 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Путин и Лукашенко опять сыграли в дорожные карты — кто выиграл? «Я попросил вас подъехать, Александр Григорьевич». С этих барских слов Путин начал публичное общение с Лукашенко перед очередной, уже пятой по счету в этом году, встречей с президентом Беларуси. Так он обращается к своим холуям, бывшим охранникам, которых он назначает губернаторами. Никогда раньше Путин не мог позволить такой стиль общения с Лукашенко. Теперь Лукашенко проглатывает все, или почти все, и послушно кивает.
Прямая речь
10 СЕНТЯБРЯ 2021
Константин фон Эггерт: Главное для Владимира Путина – получить формализованное согласие на создание российских военных баз на территории Беларуси...
В СМИ
10 СЕНТЯБРЯ 2021
Lenta.ru: Путин... отметил, что договоренности, к которым Россия и Белоруссия планируют прийти сегодня, не связаны с текущей политической повесткой в обоих государствах.
В блогах
10 СЕНТЯБРЯ 2021
Сергей Матюхин: Говорят, с сегодняшнего дня начинаем строить союзное государство с Белоруссией Или с понедельника?.. Я не понял.
Небензя и «Талибан»
1 СЕНТЯБРЯ 2021 // ИГОРЬ ЯКОВЕНКО
Россия и Китай не поддержали резолюцию Совбеза ООН по Афганистану. Небензя потребовал, чтобы утекающие от «Талибана» мозги прекратили утекать, иначе террористы не смогут «устойчиво развиваться» Совет безопасности ООН принял резолюцию с призывом к талибам соблюдать права человека и обеспечить свободный выезд граждан из страны. Ее поддержали 13 стран, а РФ и КНР воздержались. В ходе дискуссии постпред РФ в ООН Василий Небензя объяснил, что свобода передвижения афганцев не является благом, которое следует защищать, а, напротив, представляет собой дело скорее вредоносное, которое следует всячески пресекать.
Прямая речь
1 СЕНТЯБРЯ 2021
Андрей Колесников: Это уже делается на уровне рефлекса, политической или, скорее, идеологической установки – обязательно идти «против шерсти», то есть против Запада.