Сомнительные диагнозы, примитивные рецепты
28 ЯНВАРЯ 2021, АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ

kremlin.ru

Сначала планировалось онлайн выступление главного начальника в рамках виртуального форума «Давосская повестка дня 2021», а потом — обыски и аресты. Но потом решили совместить. Как ни крути, борьба с крамолой для российской власти куда актуальнее. В результате обещанное президентским толмачом «объемное и интересное» выступление Путина, наложившись на репрессии, стало куда объемнее и интереснее, нежели первоначально планировалось.

Следует признать, что факт приглашения главы российского государства выступить в рамках Давосского форума — большой успех Кремля. В самом деле, оснований для того, чтобы мнение Путина было сколько-нибудь значимо для обсуждения будущего развития человечества, мягко говоря, немного. После двадцати лет правления нынешнего президента доля России в мировой экономике составляет, по разным оценкам, от двух до трех процентов. Уменьшение количества нищих граждан, о котором с такой гордостью сообщил Путин, как представляется, вызвано стремительным ростом цен на энергоресурсы. То есть организаторы дали Путину возможность напомнить о себе, оказали любезность.

Для людей же, пытающихся предугадать главные тенденции мирового развития (или деградации), мнение российского президента может быть интересно по нескольким темам. Прежде всего, рассматривает ли он всерьез возможность уничтожения человечества в ядерной войне (вспомним его рассуждения относительно того, что россияне обязательно попадут в рай). Для давосской аудитории должно быть также любопытно, не собирается ли Москва вновь обрушить цены на нефть, как она это сделала в этом году. При желании некоторую информацию на сей счет из путинских рассуждений извлечь можно.

Например, узнать, что российский лидер довольно мрачно настроен относительно будущего человечества. Он, в частности, вполне согласен с мнением неназванных экспертов, которые считают, что в настоящее время «по многим параметрам, по масштабу и комплексному, системному характеру вызовов, потенциальных угроз» напрашиваются аналогии с 1930-ми годами прошлого века. То есть Путин говорит о возможности мировой войны, хотя сам же признает, что это будет означать «конец цивилизации».   

Российский начальник допускает, что «более агрессивным станет характер практических действий, включая давление на те страны, которые не согласны с ролью послушных управляемых сателлитов, использование торговых барьеров, нелегитимные санкции, ограничение финансовой, технологической, информационной сфер». И более того, «подобная игра без правил критически повышает риски одностороннего применения военной силы — вот в чем опасность, применение силы под тем или иным надуманным предлогом».

В этом контексте было бы, по крайней мере, логичным предположить, что Путин обратится к событиям, которые прямо подняли градус военного противостояния в Европе (коль скоро он сам завел речь о применении военной силы). Объяснит, к примеру, роль присоединения Крыма и войны на Донбассе в обеспечении общеевропейской безопасности. Но нет, про угрозу военной конфронтации, прямо вытекающую из действий Москвы, не было сказано ни слова. По Путину, все конфликты в мире происходят из недостаточного высокого благосостояния людей на планете. Несмотря на то, что с 1980-х всемирный ВВП вырос вдвое, распределение благ, сетует Владимир Путин, происходит крайне неравномерно. Богатые присваивают-де львиную долю общего богатства. Эти рассуждения выглядят особенно актуально, если иметь в виду, что фильм Навального о дворце, обладание которым приписывают Путину, набрал около 100 миллионов просмотров. Ну ладно, Кремль может считать, что президент убедительно отбился от обвинений, заявив, что нет документов, которые указывали бы на него как на собственника этого сераля. Но ведь кому-то эта восточная роскошь принадлежит. Кто-то именно таким образом распоряжается общественным богатством в стране, где подавляющее большинство граждан ведут (если не сказать, влачат) довольно убогое существование. Чего же в таком случае стоят все эти путинские словеса о намерении бороться с экономическим неравенством?

При этом любопытно, что Путин не устает доказывать, что источником любых конфликтов являются исключительно социально-экономические проблемы: «Для людей причины быть недовольными заключаются на самом деле не в каких-то умозрительных вещах, а в реальных проблемах, которые касаются каждого, каких бы взглядов, в том числе политических, человек реально ни придерживался. Или, как он думает, что он придерживается. А вот реальные проблемы порождают недовольство». Но что в таком случае есть политика, если не концентрированное изложение вариантов решения острых социально-политических проблем? И, если эти проблемы лежат в основе внутрироссийских конфликтов, какой смысл в том, что сподвижников Навального сегодня арестовывают за «нарушение санитарно-эпидемиологического режима»? Чего стоят в таком случае путинские инвективы в адрес цифровых корпораций, которые, по его словам, конкурируют с государством по своей влиятельности? Ведь эти корпорации ничуть не оспаривают права государства улучшать жизнь граждан. Они подрывают монополию авторитарного государства на распространение информации.

Впрочем, думаю, что поиск хоть какой-нибудь логики в действиях российской власти — занятие бессмысленное. Президентские спичрайтеры как смогли исполнили задание по написанию речи, которая должна продемонстрировать Путина как мирового мыслителя. Силовики тоже как могут выполняют указание тащить и не пущать. И конечно, их никак не заботит то, что их действия делают бессмысленной работу спичрайтеров…

Фото kremlin.ru по лицензии Creative Commons Attribution 4.0

.












  • Андрей Колесников: Это абсолютный политический тупик, особенность которого состоит в том, что Россия выстраивает его сознательно.

  • "Коммерсант": Дальнейшие меры в отношении России — и, вероятнее всего, имена... потенциальных фигурантов черных списков — в ближайшие дни будут обсуждать на различных европейских площадках.

  • Максим Дбар: Западные дипломаты приезжают на встречу. К ним выходит Лавров и начинает прилюдно есть дерьмо.

РАНЕЕ В СЮЖЕТЕ
Переход триумфа в катастрофу
9 ФЕВРАЛЯ 2021 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
Внешнеполитическую деятельность довольно часто сравнивают с военными действиями. «Дипломатическое наступление», «МИД перешел в глухую оборону» — этими сравнениями пестрят российские и зарубежные газеты. Причина понятна: в обоих случаях происходит столкновение интересов разных государств, часто прямо противоположных. Отсюда — накал страстей и противоборство интеллектов. При этом часто без внимания остается принципиальное отличие дипломатических баталий от тех, что происходят на поле боя. В дипломатии не должно быть побежденных, победой является совместная договоренность или, по крайней мере, достижение взаимопонимания.
Прямая речь
9 ФЕВРАЛЯ 2021
Андрей Колесников: Это абсолютный политический тупик, особенность которого состоит в том, что Россия выстраивает его сознательно.
В СМИ
9 ФЕВРАЛЯ 2021
"Коммерсант": Дальнейшие меры в отношении России — и, вероятнее всего, имена... потенциальных фигурантов черных списков — в ближайшие дни будут обсуждать на различных европейских площадках.
В блогах
9 ФЕВРАЛЯ 2021
Максим Дбар: Западные дипломаты приезжают на встречу. К ним выходит Лавров и начинает прилюдно есть дерьмо.
Прямая речь
28 ЯНВАРЯ 2021
Алексей Макаркин: Реальный сектор адаптируется к национальным государствам, а новая экономика перестраивает их в соответствии со своими стандартами. И Россия оказалась в авангарде тех, кто требует это ограничить.
В СМИ
28 ЯНВАРЯ 2021
МК: Напуганная аудитория, казалось, была вправе ожидать готовых рецептов, следование которым позволит предотвратить глобальную катастрофу, но их у российского президента, увы, не нашлось.
В блогах
28 ЯНВАРЯ 2021
Boris Zeitlin: Припугнув Давос концом цивилизации, Х-ло приказало выпилить Навальному дверь
Вперед, в прошлое… В холодную войну
27 ЯНВАРЯ 2021 // АЛЕКСАНДР ГОЛЬЦ
В мае 1977 года, больше сорока лет назад, в Женеве проходила встреча глав внешнеполитических ведомств США и СССР. По завершении которой госсекретарь Сайрус Вэнс сообщил журналистам, что сторонам удалось существенно сузить сферу разногласий. А вот советский министр иностранных дел Андрей Андреевич Громыко с обычной кислой миной на лице поведал, что основные различия в подходах сохраняются и что США продолжают свои попытки добиться односторонних преимуществ. После чего репортерам оставалось лишь гадать, провели ли советский министр и американский госсекретарь последние три дня на одной и той же встрече.
Прямая речь
27 ЯНВАРЯ 2021
Константин фон Эггерт: Не следует ожидать каких-либо резких антикремлёвских действий со стороны Вашингтона, только периодической резкой риторики, не более. 
В СМИ
27 ЯНВАРЯ 2021
«Коммерсант»: Главы государств обсудили широкий круг тем, вот только две стороны уделили особое внимание совершенно разным вещам.